Інтэрв'ю Надзвычайнага і Паўнамоцнага Пасла Германіі ў Беларусі Петэра Дэтмара інтэрнэт-газеце "Naviny.by"

Павялічыць фота

С сентября нынешнего года посольство Германии в Беларуси возглавляет 62-летний Петер Деттмар. Беларусь ему хорошо известна — в 2009-2013 годах дипломат уже работал в посольстве Германии в Минске, где занимал должность советника-посланника.

Возвращение Петера Деттмара в Беларусь пришлось на интересный период — Евросоюз и официальный Минск вошли в новую фазу потепления отношений, стороны вновь вернулись к попыткам наладить диалог, не исключено, что санкции в отношении многих белорусских чиновников будут заморожены или сняты.

О перспективах потепления отношений и роли Германии в этих процессах Петер Деттмар рассказал в эксклюзивном интервью информационной компании БелаПАН.

Петер Деттмар. Родился 4 сентября 1953 года в Браунлаге. Изучал экономику и политологию. На дипломатической службе с 1982 года. Работал в Федеральном министерстве иностранных дел на различных должностях, в постоянном представительство при ЕС в Брюсселе (1983-1986), посольствах в Буркина-Фасо (1986-1989), Нидерландах (2001-2004), России (2004-2008), Беларуси (2009-2013 и с сентября 2015-го), генеральном консульстве в Милане (2013-2015). Женат, двое детей.

— Какие основные задачи вы ставите перед собой на должности посла в Беларуси?

— Прежде всего, я хотел бы сказать, что рад вновь приехать в вашу страну. И задачи, которые я ставлю перед собой, — это те задачи, которые ставятся перед каждым послом при назначении на новый пост. Это, прежде всего, поддержка и везде, где это только возможно, интенсификация двусторонних отношений по всей широкой палитре возможных тем.

Это и политические отношения, и сотрудничество в области экономики и культуры, по вопросам научно-технической деятельности, образования и так далее.

И, разумеется, исходя из членства в Евросоюзе, к задачам посла относится также содействие развитию отношений между страной пребывания, в данном случае Республикой Беларусь, и ЕС.

То есть, если можно так выразиться, — это целый букет задач, которые, если относиться к ним со всей серьезностью, имеют весьма насыщенную содержательную наполненность.

— Как бы вы оценили нынешнее состояние дел в отношениях Беларуси и Германии на политическом и экономическом уровне?

— Вы, несомненно, знаете, что я совсем недавно прибыл в вашу страну. Мой первый период работы здесь и нынешний разделяют два года, в течение которых я, конечно, в меньшей степени уделял внимание вопросами двусторонних отношений между Германией и Беларусью.

Конечно же, я могу отметить, что с освобождением политических заключенных в двусторонних политических отношениях наступила определенная динамика. Вы сами были свидетелем того, что буквально в первый день после моего вступления в должность в Минске находился координатор правительства Федеративной Республики Германия по межобщественному сотрудничеству с Россией, странами Центральной Азии и Восточного партнерства Гернот Эрлер. И этот визит свидетельствовал о нашем интересе к наращиванию политического диалога.

Запланированы и другие визиты. Этот вопрос обсуждается с нашим белорусским партнером — Министерством иностранных дел.

И мы здесь в посольстве, и, я думаю, что могу сказать это и относительно Берлина, очень заинтересованы в том, чтобы этот новый момент, новый подъем в политических дискуссиях, политических встречах сохранялся. Конечно же, это нужно рассматривать во взаимосвязи с очередным этапом, актуальным для вашей страны. Я имею в виду президентские выборы в Беларуси и их проведение.

Что касается экономических отношений, то мы понимаем сложности с экономической ситуацией в вашей стране. Эта ситуация, несомненно, связана, в том числе, с целым рядом внешних факторов. И мы с сожалением отмечаем, что торговый обмен между нашими странами показывает существенный спад. Конечно, это вызывает сожаление, но мы надеемся, что вместе найдем выход из этой сложной ситуации.

В этом контексте на 22 октября в Берлине запланировано проведение Дня белорусской экономики. В нем примет участие целый ряд важных лиц из сферы политики и экономики обеих стран. Это мероприятие даст возможность проанализировать перспективы экономического сотрудничества и, может быть, принять какие-то решения по новым проектам.

Предположительно, на 21 октября мы планируем также заседание двусторонней рабочей группы по торговле и инвестициям. Это еще одна возможность для обмена мнениями между экспертами, представителями соответствующих министерств о дальнейшем развитии сотрудничества. Мы планируем и будем предлагать, чтобы встреча группы прошла также в Берлине, потому что все важные лица, которые принимают решения, в этот период будут находиться в Берлине. Пока это наше предложение, окончательный ответ от белорусских партнеров мы еще не получили.

— Если продолжать тему сотрудничества, то какие, на ваш взгляд, наиболее приоритетные и интересные сферы для взаимного сотрудничества?

— В дополнение к тому, что я уже сказал, хочу еще раз лишь отметить, что в политической сфере мы ощущаем существенную потребность в обменах и проведении дискуссий.

И ввиду сложного экономического положения в вашей стране мы, конечно же, заинтересованы узнать, в какой форме и как мы можем строить будущие экономические отношения с обоюдосторонней пользой.

 — Какими вы видите на ближайшее будущее перспективы отношений Беларуси и Евросоюза?

— Я бы предпочел взглянуть на это скорее в краткосрочной перспективе и вначале еще раз обратить внимание на то, что после многих трудных лет сотрудничества — как в двустороннем плане, так и с Европейским союзом — с освобождением политических заключенных, с той позитивной ролью, которую президент Лукашенко сыграл в украинском процессе, когда была предоставлена минская площадка для проведения переговоров, возник новый фактор, который, безусловно, положительным образом сказался на развитии отношений между Беларусью и ЕС.

Дискуссии в Брюсселе о будущем отношений между Республикой Беларусь и ЕС начались не вчера, а идут уже значительное время. При этом речь идет, конечно, и о вопросе санкций. Вопрос пересмотра санкций должен решаться 31 октября. Пойдет ли Брюссель на то, чтобы предпринять определенные шаги в этом отношении еще до 31 октября или же выскажется по этому вопросу после того, как пройдет его формальное обсуждение, сегодня предсказать сложно.

Несомненно, должны и будут обсуждаться вопросы, связанные с участием Беларуси в программе «Восточное партнерство», а именно широкого вовлечения во все аспекты этой программы. Беларусь постоянно демонстрировала заинтересованность в полноценном участии в «Восточном партнерстве» по всем его направлениям.

Эти дискуссии, как, впрочем, любые дискуссии, которые проходят в Брюсселе, независимо от обсуждаемых тем, требуют времени и, как правило, не всегда бесконфликтны. Но при всем при том я очень оптимистичен, что мы достаточно скоро услышим совместный европейский ответ на актуальное развитие ситуации в вашей стране.

— Известно, что в странах ЕС нет единства по белорусскому вопросу. Некоторые страны считают, что должна быть более жесткая позиция Брюсселя в отношении Минска, другие страны, в основном это ближайшие соседи Беларуси, наоборот, выступают за сотрудничество и смягчение санкций. Какую позицию Германия занимает в этом вопросе?


— Мы, конечно, можем долго дискутировать сейчас о том, кто какую позицию занимает. Я не хотел бы опережать события до окончания дискуссии в Брюсселе. Сложившееся у вас впечатление, что некоторые страны занимают особенно критическую позицию, в такой форме я не могу разделить. А что касается позиции Германии, то здесь я могу четко отметить, что мы очень заинтересованы в том, чтобы вернуться к открытому и хорошему диалогу с Беларусью, и мы занимаем здесь весьма прогрессивную позицию.

— Прогрессивная позиция означает, что должны быть какие-то уступки с обеих сторон по проблемным вопросам, особенно тех, которые касается соблюдения прав человека — очень наболевшего вопроса в отношениях между Минском и Брюсселем?

— Нет, давайте не будем смешивать две вещи. Построение будущих отношений не означает, что мы отказываемся от определенных вещей, которые были важны для нас в прошлом. Они сохраняют свою актуальность. Это и права человека, и демократия, и принципы правового государства. Мы должны обсуждать эти проблемы. Если мы будем их замалчивать, это ни к чему не приведет. Но их обсуждение привносит ясность в позиции сторон. И именно это означает для меня прогрессивный подход. Решающее значение имеет возобновление диалога, интенсивного диалога. А то, что остаются различия во взглядах, не означает, что мы не должны дискутировать.

— То есть наличие проблем не исключает диалога?

— Как раз диалог и необходим для решения этих проблем. Я хочу напомнить о том, что, если не ошибаюсь, в июле этого года диалог по вопросам прав человека в Беларуси был возобновлен в Брюсселе. То есть диалог является основой, базисом для решения проблем.

— А вы видите готовность белорусской стороны не просто обсуждать, но принимать решения, которые будут способствовать разрешению накопившихся проблем в сфере прав человека?

— Это вопрос к будущему, а оно всегда труднопредсказуемо. Давайте дадим шанс этому новому подъему в дискуссиях, в контактах проявить себя в ближайшие недели и месяцы. И тогда мы увидим, насколько велика готовность белорусской стороны пойти на определенные шаги по тем вопросам, которые мы определили как проблемные.

Лично я надеюсь, что некоторые вещи изменятся в позитивном направлении, но это взгляд с позиций сегодняшнего дня; конечно, здесь никто не может дать никакой гарантии.

— Сейчас ЕС столкнулся с проблемой беженцев. Даже звучат мнения, что это один из сильнейших кризисов в истории ЕС. Может ли вся эта ситуация повлиять на отношение ЕС к Восточному партнерству, на пересмотр приоритетов и программ в рамках этой инициативы?

— Я не вижу здесь содержательной взаимосвязи. Я бы даже удивился такому развитию событий.

Вы охарактеризовали это словом «кризис», я бы назвал это сложной ситуацией, сложившейся в настоящее время в связи с потоками беженцев. На самом деле Европа не была готова и не ожидала таких сильных миграционных потоков. Тем не менее, это означает, скорее, что мы должны больше внимания уделять этой теме и, что особенно важно, находить совместные решения. Но взаимосвязи между этим явлением и снижением уровня проектов в программе Восточного партнерства я не вижу.

— Канцлер Меркель и французский президент Олланд в феврале этого года приезжали в Минск для участия в переговорах по Украине. В это время белорусские политзаключенные еще находились в тюрьмах. Некоторые аналитики критиковали Меркель и Олланда за контакты с Лукашенко, которого часто называют «последним диктатором Европы». Действительно ли на фоне аннексии Крыма и конфликта на Донбассе отношение Европы к Беларуси и к Лукашенко изменилось?

— Прежде всего, следует отметить, что визит канцлера Меркель и президента Олланда носил не двусторонний характер. На этом фоне я не понимаю критиков и аналитиков, которые упрекают в определенном смягчении позиции, потому что и тогда, и сейчас речь идет о том, чтобы мирным путем найти решение конфликта в Украине. А этому способствует диалог в любой его форме.

И, наверное, это даже логично, что Минск стал для этих целей подходящим местом. Во-первых, мы имеем пример — Минск был в свое время площадкой для решения конфликта между Арменией и Азербайджаном. Во-вторых, с полным правом следует отметить, что позиция, которую занимает Минск по украинскому конфликту, — это абсолютно нейтральная позиция.

И даже если посмотреть на географию, то и эта позиция говорит в пользу Минска. Он удобно расположен для всех четырех участников встречи в нормандском формате. И всем участникам, исходя из географического положения Минска, было удобно здесь встретиться.

Минск продолжает играть эту роль, в том числе для дальнейшего проведения переговоров в рамках трехсторонней контактной группы и на уровне рабочих групп.

— 4 сентября вы в числе других европейских дипломатов встречались с председателем Центризбиркома Лидией Ермошиной. Можете поделиться впечатлениями об этой встрече? Какие вопросы интересовали дипломатов? Удовлетворены ли ответами, которые получили от главы ЦИК?


— Это было информационное мероприятие в ЦИК, возглавляемой госпожой Ермошиной. В ходе этой встречи она дала очень подробную информацию о подготовке к выборам, о ходе проверки подписей. Она информировала также о сотрудничестве с миссией наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ. При этом она заявила, в том числе и отвечая на наши вопросы, о полной поддержке свободной работы этой миссии. Это был, пожалуй, важнейший результат встречи — подтверждение поддержки и полной свободы действий наблюдателей, обеспечение доступа наблюдателей ко всем местам и моментам, связанным с проведением выборов.

— Может быть, вам известно, есть ли у немецкой стороны планы возобновить проведение традиционного Минского форума, который не проводился с момента прошлых выборов?

— Прежде всего, отмечу одно, пожалуй, важное обстоятельство. Минский форум — это не проект федерального правительства. Это мероприятие Немецко-белорусского общества. Мы знаем, есть идеи о проведении Минского форума в этом году. Нет пока никакой конкретики, нет окончательного подтверждения, что он состоится, нет никакой информации по дате. Имеются лишь соображения, что ввиду интенсификации двустороннего диалога вполне возможно представить себе возобновление таких мероприятий, как Минский форум.

— Планирует ли Германия по примеру других стран открыть в Минске визовый центр? И сколько виз ежегодно выдается белорусам в посольстве Германии?

— По первому вопросу, однозначно нет. Мы не имеем такого намерения.

Что касается второго вопроса, то в этом году наблюдается существенное сокращение подачи визовых заявок, если проводить сравнения с предыдущими годами. Возможно, это объясняется сложной экономической ситуацией, о которой мы говорили выше. Исходя из ситуации на данный момент, предполагаем, что по итогам этого года будет выдано около 60 тысяч виз.

— А в предыдущие годы сколько выдавалось?

— Когда я начинал здесь свою работу, это 2009 год, выдавалось около 80 тысяч виз. В 2013-2014 годах было примерно по 70 тысяч виз в год. Это и шенгенские, и национальные визы. Конкретной разбивки по категориям, к сожалению, нет, но подавляющее большинство этих виз были шенгенскими.

Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/germany/2015/09/24/ic_articles_625_189840/