Інтэрв'ю Надзвычайнага і Паўнамоцнага Пасла Германіі ў Беларусі Петэра Дэтмара газеце "Народная воля" (апублікавана 25.09.2015).

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ КЛУБ

Петер Деттмар, Чрезвычайный и Полномочный Посол Федеративной Республики Германия в Республике Беларусь:

«Я сам ходатайствовал о назначении  в Беларусь»

В немецкой дипмиссии в Беларуси новый руководитель -- Петер Деттмар. По традиции мы знакомим наших читателей с дипломатами высокого ранга, которые недавно прибыли в нашу страну. Хотя, возможно, кому-то доводилось встречаться с господином Деттмаром –  в 2009--2013 годах он работал в посольстве Германии в Беларуси в должности заместителя главы дипмиссии. 

«Конкуренция была высокой»

-- Господин Посол, Ваша ситуация, когда дипломат, работавший заместителем главы дипмиссии, через пару лет возвращается в эту же страну, но уже послом – обычная  практика в дипломатическом мире или исключение? Может быть, вы сами подали заявку на работу в Беларуси, потому что хорошо знакомы с нашей страной?

--  Скорее это не обычно,  когда очередное назначение связано с тем же местом работы, на котором ты уже какой-то период трудился. Тем более, когда речь идет о назначении на должность руководителя посольства. Но это бывает.

И признаюсь, я действительно подавал заявку на занятие этой должности, потому что  знал, что мой предшественник Вольфрам Маас уходит на пенсию. Я решил воспользовался этим шансом.

-- Любопытно, а была конкуренция на эту должность?

-- На удивление конкуренция была, причем весьма высокая. И предвидя ваш очередной вопрос, почему именно я победил в этом конкурсе, отвечу: «Не знаю». Это внутренние процессы.  Как они проходят – информация об этом до соискателей, как правило, не доводится.

В моем случае это было так: в один прекрасный день, после обеда, в моем кабинете в Милане, где я тогда работал главой Генерального консульства, раздался телефонный звонок и мне сообщили, что принято решение об удовлетворении моего ходатайства.

-- На ваш взгляд, высокая конкуренция на должность посла в Беларуси , чем вызвана? Послы европейских стран, работающие в нашей  стране, не раз подчеркивали, что работать в Беларуси – очень сложно и в некотором смысле даже небезопасно, потому что не раз дипломаты оказывались в центре скандалов и были высланы из Беларуси. А посол Великобритании в Беларуси 2004—2007 гг г-на Брайна Беннета в интервью нашему изданию говорил, что Беларусь находится в списке так называемых трудных страна и дипломатам, работающим в Беларуси, платят дополнительную зарплату…   

-- Не хотел бы комментировать высказывания моего британского коллеги, который работал здесь в предыдущие годы. И которые, кстати, я бы не разделил в такой форме.

Материальные вопросы для меня не играли даже вторичной роли. Пост главы дипмиссии Германии в Беларуси -- чрезвычайно интересный, требующий большой отдачи. Это очень интересная работа в политическом отношении. И именно это побудительные причины, которые лежали в основе моего желания ходатайствовать о назначении в Минск.

Кроме того, за те годы, что я работал в Беларуси, я не только  узнал, но и полюбил эту страну и ее людей.

-- Может быть, есть какие-то проекты, которые были начаты еще в пору вашей первой каденции в Беларуси, и вам хотелось бы к ним вернуться?

-- Те 4 года, которые я работал здесь, я более плотно занимался прежде всего вопросами экономики и культуры.  В работе на нынешнем посту первостепенную роль играют политические  вопросы, связи с общественностью. Т.е. прямой последовательности между двумя периодами нет. Но есть один компонент, который затрагивает оба эти этапа. А именно мой интерес и то, чему я придаю очень большое значение,  – это контакты между людьми. Это касается и экономики, и культуры, и политического сотрудничества. Мы должны оставаться в диалоге, поддерживать этот диалог, наращивать его и достигать на этой основе максимум для людей и в Германии, и в Беларуси.

 «Германия на передовой линии возобновления диалога Беларусь-ЕС»

-- Ваше назначение совпало с предвыборной кампанией в Беларуси. Не мог ли этот факт повлиять на решение вашего руководства назначить главой дипмиссии в Беларуси именно вас?

-- Возможно, мой  предшествующий опыт работы в Беларуси и то обстоятельство, что в 2010 году, когда проводились предыдущие президентские выборы, я работал в Минске, и сыграли какую-то роль. Но я не хотел бы строить здесь какие-то догадки.

-- Вы следите за предвыборной кампанией?

-- Самой собой разумеется, для этого мы здесь и работаем.

-- Можете поделиться своими наблюдениями?

-- Избирательная кампания протекает спокойно, как, собственно, и ожидалось. Те оценки, которые мы слышим от наблюдательной миссии ОБСЕ, тоже положительные.  Во всяком случае, я пока не слышал от них иных отзывов.

-- Сегодня можно говорить о том, что наступило политическое потепление между Беларусью и ЕС. Главное условием для возобновления отношений ЕС  с белорусским правительством выполнено -- недавно были выпущены на свободу все политзаключенные. Допустим,  что итоги выборов наблюдатели и эксперты ОБСЕ признают соответствующими европейским стандартам. Что дальше?

--  Работая в Милане, я немного следил за тем, как развиваются отношения между Европейским союзом и Беларусью.  И даже с этой дистанции  я мог видеть, как уже  в первой половине этого года  диалог между Беларусью и ЕС – по плотности контактов, их интенсивности – усиливался. Например, я с удовлетворением мог отметить, что был возобновлен диалог по вопросам прав человека и этот диалог был возобновлен летом, еще до освобождения политзаключенных, что с моей точки зрения было очень важно.

Безусловно, освобождение  политзаключенных 22 августа имело огромное значение для  отношений между Беларусью и ЕС. Потому что это было требование, которое последовательно выдвигалось западным сообществом и которое никогда не снималось с повестки дня. Вы были свидетелем визита в Беларусь координатора федерального правительства по межобщественному сотрудничеству с Россией, странами Центральной Азии и Восточного партнерства господина Гернота Эрлера, который своим визитом подчеркнул значение этого события, позитивно отметил готовность белорусской стороны пойти на этот шаг.

А ваш вопрос, что будет дальше? Есть такое изречение у Марка Твена: Остерегайтесь делать прогнозы, особенно, если они относятся к будущему.

Конечно же, выборы, то, как они протекают, их оценка будут иметь особое значение в этом вопросе. По итогам будет подготовлен отчет миссии БДИПЧ ОБСЕ – сначала краткосрочный, потом, спустя 8 недель, – окончательный. Но уже известно, что 31 октября в Брюсселе  будет рассматриваться вопрос о пересмотре санкций.  И, конечно, уже сегодня на различных уровнях в Европейском союзе обсуждается, каким может быть итог этого рассмотрения. Дискуссии ведутся, дискуссии нарастают.  И лица, обладающие политической ответственностью в Беларуси, знают об этом.

-- Допустим, санкции будут сняты. Готова ли Беларусь к более тесному сотрудничеству с ЕС?

  -- 20 лет отношений Беларусь-- ЕС – это трудные времена, но на самом деле и в эти годы диалог никогда не прерывался. У нас были и продолжают оставаться расхождения во взглядах по основополагающим вопросам, таким как права человека, демократия, правовое государство. Это так. Но мы должны обсуждать эти вопросы, обсуждать их в открытом диалоге между Беларусью, Германией и Европейским Союзом. Для того, чтобы в диалоге продвигаться  к прогрессу.

Разумеется, любое суверенное государство имеет неоспоримое право быть вольным в выборе для себя партнеров, независимо от того, в каком направлении идут эти партнеры. Это суверенное решение любого государства.

И я лично приветствую, что в настоящее время мы находимся в той фазе, когда дискуссия по сближению, возобновлению контактов между Беларусью и отдельными странами-членами ЕС и ЕС в целом вновь активно ведется и имеет большие перспективы.

-- Германия среди этих отдельных стран?

-- Да, конечно. Я вижу Германию  на самой передовой  линии этого диалога.

 

«Ни немецкую, ни белорусскую сторону такое развитие отношений не может удовлетворять»

-- А как развиваются экономические отношения между нашими странами?Насколько вы, господин Посол, довольны этими связями?

-- К сожалению, нельзя быть довольным сегодняшним уровнем развития этих отношений. В значительной степени это связано с тем, что Республика Беларусь находится в очень тяжелой экономической ситуации.  Если до конца года не произойдет никакого чуда, то торговый обмен между нашими странами в 2015 году по сравнению с предыдущим упадет в 2 раза.

-- Так намного?!

-- Такова реальность… В прошлом году товарооборот составлял 4 млрд евро.  По итогам 6-7 месяцев этого года он равняется примерно 1 млрд.

Несомненно, ни германскую, ни белорусскую сторону такое развитие событий не может удовлетворять.  О том,  что мы работаем над этими вопросами, свидетельствует, что мы с определенными ожиданиями смотрим на День белорусской экономики, который пройдет 22 октября в Берлине.  В этом же временном отрезке планируется проведения заседания двухсторонней рабочей группы  по торговле и инвестициям. И, конечно же, в рамках этих обоих мероприятий будет интенсивно обсуждаться вопрос,  каким образом выйти из этой ситуации.

-- Падение товарооборота произошло потому, что Беларусь стала меньше закупать немецких товаров?

-- Это касается обеих сторон. То, что белорусский импорт из Германии сократился в большей степени, чем движение в обратном направлении,  легко поддается объяснению: падение покупательской способности, сокращение валютных запасов в вашей стране.

-- Любой белорус  знает о том,  как хороши в эксплуатации немецкие автомобили и какую качественную технику делают в Германии. Знают ли рядовые немцы настолько же хорошо о том, что производится в Беларуси? Какие белорусские товары интересны немецкому рынку?

-- Если посмотреть на экспортную структуру поставок в Германию, то это прежде всего продукты нефтепереработки, различная  сырьевая продукция,  а также полуфабрикаты, например, древесина и т.д.

«Ежегодно Германия принимает на оздоровление 7-8 тысяч маленьких белорусов»

-- Германия всегда реализовывала в Беларуси много образовательных программ. Только по программам DAAD сотни молодых ученых смогли продолжить свое обучение в  Германии. Как сегодня продвигается работа в этом направлении, программы обмена также широко представлены в Беларуси? 

-- DAAD работает и по-прежнему имеет свое информационное бюро, которое расположено в  Белорусском государственном техническом университете. И, конечно же, палитра предложений очень широкая:  предлагаются стажировки, исследовательские программы  по самым разным направлениям, учебные программы весьма широкого плана. Я рассматриваю это как свою личную задачу, чтобы в контактах с руководящими органами  DAAD в Берлине и Бонне  выйти на еще большее число стипендий для Беларуси.

-- В свое время Германия проводила в Беларуси и разнообразные оздоровительные программы. Немецкими партнерами под Минском построен оздоровительный детский центр «Надежда 21 век».  Сегодня  можно говорить об успешной реализации подобных программ, может, есть другие примеры успешного сотрудничества?

-- Мы по-прежнему активны в этой работе и уделяем ей большое внимание в контексте преодоления последствий чернобыльской катастрофы, в том числе и в форме организации оздоровительных поездок белорусских  детей в Германию. Ежегодно наша страна принимает на оздоровление 7-8 тысяч маленьких белорусов.

В этой связи я особо хотел бы отметить большую роль в этой работе Минского международного образовательного центра  имени Йоханнеса Рау, который выступает здесь не только посредником, но и очень много делает в Германии для того, чтобы понимание и осознание этой проблематики среди немецкого населения не снижалось. Понимание в плане того, что проблемы еще далеко не решены, несмотря на все усилия, предпринимаемые и вашим государством, например, путем очередного увеличения бюджетных расходов на эти цели.  

«Бюджет Германии в состоянии выделить несколько миллиардов евро на беженцев»

-- Спасибо большое Германии за эту помощь. Но Беларусь ведь не единственная страна, к которой Германия проявляет такое участие.

Главная тема в Европе сегодня – беженцы, которые нацелены, в основном, поселиться в Германии.  Сможет ли немецкая экономика «переварить» такое большое количество мигрантов, не приведет ли это к серьезным финансовым последствиям?

-- Я хотел бы отметить прежде всего грандиозную гуманитарную вовлеченность наших людей в решении проблем, возникших  в связи с огромными потоками  беженцев, которые направились в нашу страну.  Понятно, что особенно сейчас, на первом этапе пребывания беженцев,  необходимо обеспечить их самым необходимым, помочь в их первых шагах.  А это, несомненно, требует больших денег. К счастью, бюджет Федеративной Республики Германии в состоянии, не образуя при этом новой задолженности, выделить  несколько миллиардов евро для помощи регионам в размещении беженцев и их адаптации к новой жизни.

Следует отметить, что категории беженцев, прибывающих в Германию, различные. Сегодня никто не может назвать точные цифры, сколько беженцев из этого потока смогут остаться в Германии на длительную перспективу, получить политическое убежище в нашей стране.

В этой связи один интересный аспект: после того, как в эти дни президент федерального ведомства  по делам миграции и беженцев ушел в отставку, указав причиной личные обстоятельства, этот пост занял  президент федерального агентства занятости.  Он сейчас выполняет двойную функцию и имеет четкое видение проблемы. Он сказал: люди, которые сегодня прибывают в Германию как беженцы, завтра придут в его агентство, чтобы решить вопросы трудоустройства.

«Моя жена – не «сопровождающая супруга»

-- В структуре МИД много сотрудников, но послами становятся единицы. Что для этого нужно – везение, талант или что-то другое? Как происходило Ваше продвижение по карьерной лестнице?

-- Моя биография – пример нормального  служебного роста.  И если, как это было в моем случае, продвижение по служебной лестнице завершается должностью посла – я рад этому. 

-- В Беларусь вы приехали  с семьей?

-- В Минске я с  женой. Мои дети уже взрослые, они уже давно ведут самостоятельную жизнь и оба сейчас в Берлине.

-- Жене нравится Минск? Как она отнеслась к тому, что придется возвращаться в Беларусь? Или жены дипломатов вынуждены следовать за мужьями, как ниточка за иголочкой?

-- В ответ на это скажу лишь, что всему, что мы делаем совместно, предшествует  совместное обсуждение и совместное принятие решений. И еще одна немаловажная деталь. В дипломатической службе, когда речь идет о члене семьи, имеется такой термин, как в нашем случае «сопровождающая супруга». Моя жена – не «сопровождающая супруга». Этот термин несет в себе некий дискриминационный оттенок. Это – моя жена, которая на протяжении уже почти 36 лет, что  мы вместе, всегда играла чрезвычайно важную роль.

-- Господин Посол, если бы Вас попросили написать краткое сочинение на тему «Беларусь  сегодня», что бы Вы написали?

-- Слишком рано для этого. После двух лет отсутствия в Беларуси писать такое сочинение мне кажется преждевременным.  Я продолжаю познавать вашу страну, хочу впитать в себя как можно больше, чтобы у меня сложилась действительно  настоящая картина  жизни в Беларуси на данном этапе.

-- Большое спасибо за интервью.

Мария ЭЙСМОНТ.

Інтэрв'ю Надзвычайнага і Паўнамоцнага Пасла Германіі ў Беларусі Петэра Дэтмара газеце "Народная воля" (апублікавана 25.09.2015).